Моряки в боях на суше

7:47 30 июля
Олег Посыпайло
236
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
К началу Великой Отечественной войны в составе военно-морских сил СССР имелось 4 флота (Северный, Балтийский, Черноморский и Тихоокеанский), три морские флотилии (Каспийская, Азовская и Беломорская), три мощные речные флотилии (Пинская, Дунайская и Амурская). Имелась система военно-морских баз, учебных отрядов, военно-морских училищ, академия, система артиллерийских береговых батарей и других береговых частей флота, а вот частей морской пехоты не было. Планировалось при необходимости десантировать стрелковые части из состава Красной Армии.

Быстрое продвижение немецких войск вдоль побережья вынудило командование флота срочно формировать морские стрелковые подразделения и части для обороны военно-морских баз. Мера была вынужденной, в состав морских батальонов и бригад уходили подготовленные специалисты. А готовили корабельных специалистов годами. Чтобы освоить сложную морскую технику и оружие в совершенстве, на флот призывали не на три года, а на пять лет. Три года служили красноармейцы (рядовые стрелки), краснофлотцы – полные пять лет. Призыв проводился не с 18 лет, а с 19-ти, что тоже немаловажно. Когда началась война, многие краснофлотцы стремились на фронт, чтобы бить врага своими руками, грудь с грудью. Не последнюю роль сыграло и воспитание военно-морской лихости и гордости. Вот таких специалистов и приходилось использовать в качестве бойцов морской пехоты. В самые напряжённые периоды сражений Военно-морской флот передал в Красную Армию около 400 тысяч моряков, а всего за войну более 900 тысяч бойцов. Многие из них отличились в боях, многие стали Героями Советского Союза. О некоторых моряках, ставших Героями в боях на суше, мне и хотелось бы напомнить.

В 1942 году моряки, посланные воевать на суше, в основном дрались, на решающем направлении, под Сталинградом. Сюда были направлены моряки-тихоокеанцы. На всю страну тогда стал известен подвиг матроса, бойца 883-го стрелкового полка Михаила Паникака. Полк оказался в степи, преграждая путь к Сталинграду. Немцы атаковали при поддержке большого количества танков… Наши стрелки отбивали атаки пехоты огнём стрелкового оружия, а танки старались поразить связками гранат и бутылками с зажигательной смесью. То, что сейчас называют «коктейль Молотова». К окопчику Михаила приближался танк… Выждав нужный момент, Паникак выскочил из окопа и замахнулся бутылкой с зажигательной смесью для броска. Вторая такая же бутылка была у него в другой руке. В бутылку и попала пуля… Огонь охватил бойца.

Однополчане видели, как охваченный пламенем боец добежал до танка и разбил другую бутылку о его броню. Герой и танк сгорели в одном огне. А нам всем надо бы помнить имя героя-тихоокеанца – Михаил Паникак. В некоторых изданиях мне приходилось читать, что почему-то пишут Михаил Паникаха. Это неверно. Существует плакат времён войны художника П. Мальцева, на нём указана фамилия М. Паникак.

Моряком был и знаменитый не только в нашей стране снайпер Василий Зайцев. Обучением и воспитанием маленького Васятки занимался дед. Был он потомственным охотником, промысловиком. Отец Васятки Григорий не мог учить сына, он вернулся с германского фронта во время Первой Мировой войны полным инвалидом. Охота – извечный промысел, кормивший семейство – ему уже стала заказана. Дед научил Васятку всему: следы читать, зверя выслеживать, подкрадываться на «верный выстрел», терпеливо выжидать в засаде и переносить голод и холод во время охоты. Научил внука грамоте и началам арифметики. А в 12 лет подарил ему ружьё и патронташ с патронами, научил без промаха стрелять навскидку по любой дичи.

Вася учился охотно, но в возрасте 16 лет жизнь заставила осваивать профессию строителя. В то время развернулась невиданная стройка огромного металлургического завода у горы Магнитной. Уже через год он стал ударником строительства. После призыва на Тихоокеанский флот был направлен в военно-хозяйственную школу, а по её окончании стал начфином части. К началу Великой Отечественной войны Василий Григорьевич Зайцев дослужился до звания – главный старшина, что соответствует званию старшина (срочной службы) в Красной Армии того времени. Пять рапортов командованию с просьбой: «Прошу направить на фронт!» остались без ответа. Но однажды, получая денежное довольствие на свою часть, услышал за спиной: «Гляньте… здоровущий лоб пристроился кассиром!» Прорвался главстаршина в кабинет командира с ультиматумом: «Добром не отпустите – попаду через военный трибунал!» Такие вещи как ультиматум не приветствовали и тогда. На фронт отправили, но в звании рядового и в обычный стрелковый полк. Прибывшую в Сталинград часть сходу переправили через Волгу в бой у завода металлических изделий (Метиз). Пять дней яростных боёв за каждый цех и лестницу вплоть до рукопашной. В таком бою Василий получил штыковую рану в плечо, заряжать ему было невозможно. Тогда-то Василий, узнав, что подкреплений нет, и произнёс: «За Волгой для нас земли нет!» Рядом с ним лежал контуженный боец Николай Литвиненко, ноги были как ватные, но руки целы. Василий вёл огонь и огонь очень точный, а Николай заряжал попеременно обе винтовки, так и воевали… Василий не подпустил ни одного фашиста на бросок гранаты. Они выстояли.

Слух о необычайно метком стрелке разошёлся очень широко. Майор Метелев стал посылать Василия на другие участки обороны, он же открыл снайперский счёт Зайцева, он же чуть позже достал для него снайперскую винтовку с оптикой, немецкую правда. 21 октября 1942 года командующий 62-й армией генерал-полковник Чуйков вручил Зайцеву отечественную снайперскую винтовку с номером 28-28. Снайперский счёт Зайцева рос быстро, однако всем стало ясно, снайперов нужно много. Зайцеву поручили срочно подготовить десять снайперов. В считанные дни он сумел в условиях тяжёлых боёв на фронте подготовить стрелков, не уступавших хвалёным германским снайперам Цоссенской школы (город Цоссен) в меткости. Василий и его ученики изобретали и применяли разные приёмы и уловки, на которые подлавливали цоссенцев. Так, прятавшегося за насыпью снайпера, крепко досаждавшего нашим бойцам, выманили на солнечный блик зеркальца, нескольких – на «будённовку» (головной убор). Были и ещё хитрости…

Немцы вызвали и послали в Сталинград штандартенфюрера Торвальда, с документами на имя майора Кёнига, – аса германских снайперов. Наши прознали о его прибытии. Долго Кёниг никак себя не проявлял, он часто менял позиции и присматривался к местности, где действовал Зайцев. Зайцев же тоже искал, где Кёниг создал основную позицию. Примелькался ему лежащий уже давно железный лист между дзотом и танком на ровной местности, а тут вдруг возле него появилась малоприметная груда битого кирпича. Рано утром Зайцев поднял на дощечке рукавицу в амбразуре. Щёлкнул выстрел. Значит, он там, под листом. Ночью оборудовали новую позицию, до полудня выжидали – блеск оптики мог выдать. После полудня солнце осветило лист железа, возле кирпичей что-то блеснуло. Но неясно было, или это блеск оптики, или битое стекло – приманка.

Напарник Зайцева и его ученик Куликов стал осторожно поднимать каску на стволе автомата. Выстрел – каска упала. Куликов громко вскрикнул… Немец, пытаясь разглядеть «убитого», высунул полголовы из-под листа. Выстрел Зайцева был точен. До ночи ствол винтовки немца ни разу не шелохнулся. Ночью напарники Зайцева в разгар боя вытащили труп снайпера и притащили к командиру. В кармане френча были документы на майора Кёнига. Винтовку Василий отдал трофейщикам, а вот прицел забрал и как экспонат для обучения, и уж больно оптика хорошая. Зайцева наградили орденом Красного Знамении присвоили звание младший лейтенант. Снайперский счёт его достиг 242.

Был уже конец ноября 1942 года, наши бойцы отбили территорию завода Метиз, но бои шли за территорией в развалинах. В одном из боёв Василий был ранен, пулей ему снесло палец на правой руке… Казалось, что снайпер Зайцев кончился. Какой стрелок без пальца? А дальше атака, бой и тяжёлая контузия. Больше суток пролежал засыпанный землёй. Когда бой кончился, наши стали свозить павших на Мамаев курган, туда привезли и Василия. Ему крепко повезло, медсестра Виговская услышала биение его сердца и отправила контуженного за Волгу. В госпитале он очнулся с плотной повязкой на глазах. Хирурги спасли зрение, сумели. Зайцев стал видеть не хуже, чем до ранения и контузии. 20 февраля 1943 года Калинин вручил Зайцеву звезду Героя Советского Союза и Орден Ленина. Главное Политическое Управление Красной Армии издало брошюру с рассказом Василия Зайцева о том, как он сумел за два месяца уничтожить 242 фашиста и подготовить 28 снайперов. Эти ребята до конца битвы за Сталинград уничтожили ещё 1106 фашистов. После обучения на курсах «Выстрел» (высшие академические курсы). После окончания курсов уже командиром зенитной батареи он участвовал в боях за Донбасс, Одессу, в битве за Днепр. В ходе сражения на Зееловских высотах командир зенитного дивизиона был ранен и День Победы встречал в госпитале. После излечения сослуживцы вручили ему его винтовку за номером 28-28. В дивизии её передавали лучшему стрелку как реликвию. Все знали, что Зайцев считал её везучей. Сейчас эта винтовка стоит в экспозиции музея Сталинградской битвы. Цоссенский прицел, взятый с винтовки штандартенфюрера Торвильда (он же майор Кёниг), не утрачен и хранится в Центральном музее вооружённых сил в Москве. Надо отметить, что, обучаясь на курсах «Выстрел», Зайцев отразил в двух брошюрах свой опыт подготовки сверхметких стрелков и тактику применения групп снайперов. Эти пособия не утратили актуальности и в наше время. Капитаном он осенью 1945 года был уволен по состоянию здоровья. Окончив институт в Киеве, через несколько лет стал директором швейной фабрики «Украинка». После его смерти прах был захоронен в Волгограде на Мамаевом кургане.

Краснофлотцем была и снайпер Ольга Васильева, служившая на Черноморском флоте. Васильева – третий по результативности снайпер-женщина Великой Отечественной войны. Уже 25 июня 1941 года военкомат направил Ольгу Васильеву со второго курса мединститута служить в 52-й базовый лазарет 1-го Севастопольского Перекопского полка морской пехоты. Позднее она служила в Политическом училище Черноморского флота и 79-й отдельной морской курсантской стрелковой бригаде. Сопровождая раненых бойцов на теплоходе «Сванетия», попала под бомбёжку и пережила потопление теплохода. Удалось это очень немногим. Погибло около 1000 человек, подобрать удалось только 61 человека, из них 18 умерли от переохлаждения. Произошло это 14 апреля 1942 года. Большинство погибших были раненые бойцы и жители Севастополя.

О службе медика Ольги Васильевой почти неизвестно – но награды говорят за себя. Будучи медиком она награждена медалями «За отвагу», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя». В августе 1942 года из моряков Черноморского флота, Азовской и Каспийской флотилий сформировали 255-ю морскую стрелковую бригаду. В бригаду зачислили и старшего краснофлотца (ефрейтора) Ольгу Васильеву. Бригада в тяжелейших боях билась за Кавказ, а в феврале 1943 года была высажена вместе с другими частями на плацдарм «Малая земля» неподалёку от Новороссийска. В июне 1943 года она стала снайпером-наблюдателем, а затем и снайпером после окончания курсов. Она вспоминала позднее, что преодолеть себя, чтобы выстрелить в «своего» первого фашиста, она смогла, лишь вспомнив погибших при потоплении «Сванетии». Больше жалости не было… Счёт снайпера Васильевой рос, росло и уважение бойцов и командиров.

15 августа 1943 года она ползла к своему окопчику и вдруг по колыханию травы поняла, что навстречу ползёт немец… Она достала финку и приготовилась. Стрелять нельзя, до немцев ближе, чем до наших. Проползавшего мимо неё фашиста она изо всех сил ударила финкой… и потеряла сознание. Очнувшись, увидела, что убила снайпера. Заняв позицию убитого немца, она в этот день застрелила ещё троих.

10 сентября 1943 года в ходе Новороссийской операции подразделение, где служила Васильева, высадили на Каботажной пристани. Десантники закрепились у пакгаузов, а немцы атаковали почти непрерывно. В ход пошли гранаты, часто сходились и в рукопашной. Ольга была ранена осколком в ногу. Перевязав рану, бросилась догонять своих. Немцы увидели женщину со снайперской винтовкой и стали кричать, что её надо взять живой, ну ещё и добавляли, что они с ней сделают… Особенно старался их командир, упитанный и холёный. Ольга разозлилась и, обернувшись, выстрелила в него навскидку. Этот фашист стал 185-м – последним на боевом счету снайпера Ольги Васильевой. На бегу она была ранена в плечо, но до своих добежать успела. При обстреле пакгауза немецким танком Ольга и ещё трое наших раненых краснофлотцев были засыпаны землёй и осколками кирпичей. Немцы их не увидели и прошли дальше. Ночью они откопались и пустились вплавь, на подручных средствах, через бухту. Их подобрал наш катер – и тут выяснилось, что город уже весь наш…
Ольга пришла в себя в госпитале в Геленджике. А в бригаде уже подсчитали потери, и домой Васильевой и спасшимся раненым отправили «похоронки».
За бои в Новороссийске командир бригады представил её к ордену Отечественной войны I-й степени, помня о том, что она уничтожила шесть фашистов и пулемётчика. Затем она служила в Главном госпитале Черноморского флота. Здесь Ольгу Васильеву догнала медаль «За оборону Кавказа». Старшим лейтенантом 18 сентября 1945 года уволена в запас. Закончила мединститут и работала врачом, завершив трудовой путь главным врачом Воронежской городской больницы. Ольга Васильева ушла из жизни в 1996 году.

Вот так служили и воевали моряки в годы Великой Отечественной войны! Только Василий Зайцев, уничтоживший 242 фашиста, и Ольга Васильева с её 185-ю выбили полнокровный батальон германской пехоты. Такой вот счёт!