Последствия военного лихолетья

9:30 15 апреля
Наш корреспондент
251
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Одна из приоритетных задач государства заключается в заботе о детях. Истоки любви к Родине связаны с семейными ценностями, теплом домашнего очага. Важной частью взросления человека является передача ему жизненного опыта старших.

Во время Великой Отечественной войны чрезвычайно выросли масштабы детской беспризорности и безнадзорности, которые стали социальным явлением и приобрели политический характер. Миллионы судеб были покалечены, особенно это коснулось детей, многие из которых остались на улице в тяжелейших условиях военного времени. Голод и нужда способствовали раннему взрослению, порой толкали на преступный путь.

Наряду с ГКО СССР, Наркомпросом решением данной проблемы занимались и органы государственной безопасности. Так, 23 января 1942 года вышло Постановление Совета народных комиссаров № 75 «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», закреплявшее на законодательном уровне борьбу с беспризорностью. Согласно этому Постановлению в обязанности органов государственной безопасности входили «обеспечение выявления всех безнадзорных детей и размещение их в приёмниках-распределителях, обеспечение детей необходимой одеждой, выделение штатов специальных работников по борьбе с беспризорностью».

Сотрудники органов государственной безопасности во главе с Наркомом внутренних дел СССР Л.П. Берией контролировали всю работу на этом направлении, детские приёмники-распределители и учебно-воспитательные заведения обеспечивались всем необходимым.

Идея формирования учебно-воспитательных заведений несла в себе глубоко гуманное начало, которое подразумевало не только дать кров, обогреть и накормить обездоленных, но прежде всего, обучить и воспитать профессиональным и хозяйственным навыкам, обучить коллективизму, взаимовыручке, сформировать правильное представление о мире. Ребёнок, чувствуя себя необходимым, видел опору в лице государства, которое в этот тяжёлый для себя момент отстаивало свои суверенные интересы и одновременно заботилось о нём. Таким образом государство заботилось о своём будущем.

В архивных документах НКВД СССР, ЦК ВКП (б), ГКО СССР, Наркомпроса отражено, что решение проблем беспризорности носило комплексный характер. В 1943 году были вновь созданы отделы по борьбе с детской беспризорностью в составе НКВД. Основной их задачей являлось недопущение стихийности этого негативного явления, организация планомерной борьбы с ним. Людмила Петровна Муратова, чьё детство пришлось на военный период вспоминала о своём пребывании в ДПР: «В детприёмнике обитали самые разные дети и подростки всех возрастов, их собирали по вокзалам, рынкам, разрушенным зданиям, лесам. Воспитателями работали женщины-милиционеры – милые, добрые, но строгие, хотя обходились без затрещин. Хочу особо отметить, что в милиции тогда служили в основном женщины, ни в чём не уступавшие мужчинам – ответственные, храбрые, бесстрашные, даже отчаянные, но милосердные и человечные». В целях борьбы с инфекционными болезнями и педикулёзом, поступающие в приёмник – распределитель проходили обязательную санитарную обработку, им оказывалась медицинская помощь. Больше всего детское воображение потрясали чистое постельное белье, посуда и предметы столового обихода.

Работа сотрудников органов безопасности отразилась в сухих цифрах отчётов архивных документов, являющихся наглядным свидетельством трудностей, с которыми пришлось столкнуться. Так в докладной записке Л.П. Берии в Комитет при Совнаркоме СССР Г.М. Маленкову по состоянию на 20 сентября 1943 года докладывалось что «…в районах, освобождённых от немецкой оккупации должно быть открыто 16 детских приёмников-распределителей на 1185 детей. Открыто 18 детских приёмников на 1310 детей. Оборудованием и хозяйственным инвентарём детприёмники обеспечены неполностью, вещевым довольствием, особенно постельными принадлежностями детприёмники обеспечены в недостаточном количестве. На недостающий инвентарь размещены заказы по предприятиям местной промышленности. В намеченных к открытию детских приёмниках производится ремонт помещений и подготовка оборудования и инвентаря».

Всего за месяц после принятия соответствующего постановления силами сотрудников НКВД было открыто более половины учреждений, куда помещено немного меньшее от предполагаемого количества осиротевших детей. Принимались меры к исправлению недочётов в работе других учреждений. Так, в июне 1943 года Л.П. Берия докладывал И.В. Сталину о задержании 10746 детей на железных дорогах, из которых 4049 человек оказалось бежавших из детских домов Наркомпроса.

Проблема борьбы с детской безнадзорностью в период войны нашла своё отражение в распоряжениях об организации суворовских училищ. В августе 1943 года, когда над Москвой прогремел первый победоносный салют, было принято решение о создании суворовских училищ «по типу старых кадетских корпусов». Приказ об их создании был подписан И.В. Сталиным, а предложение исходило от начальника Генерального штаба Красной Армии Б.М. Шапошников, который в царское время закончил кадетский корпус (Московское Алексеевское военное училище). Кроме того, инициатором создания подобных корпусов и разработчиком соответствующей документальной базы был генерал-лейтенант Игнатьев А.А. Контроль за выполнением распоряжений правительства об образовании суворовских училищ поручили Наркому внутренних дел СССР Берии Л.П. В целях поднятия морального духа И.В. Сталиным было предложено присвоить этим училищам имя великого русского полководца А.В. Суворова. В рамках реализации решений правительства 21 августа 1943 года были открыты 9 суворовских военных училищ (Краснодарское – г. Майкоп, Новочеркасское – г. Новочеркасск, Сталинградское – г. Астрахань, Воронежское – г. Воронеж, Харьковское – г. Чугуев, Орловское – г. Елец, Ставропольское – г. Ставрополь, Калининское – г. Калинин), а также Тбилисское, Рижское, и Ленинградское нахимовские военные училища. Из-за того, что некоторые территории были ещё не до конца освобождены от фашистов, училища открывались поблизости. Организационные вопросы создания, расквартирования военных училищ, снабжения мебелью, вещевым и обозно-хозяйственным имуществом были постоянной заботой органов безопасности. На нужды учебных заведений выделялись казармы и военные городки, бывшие мужские гимназии и духовные семинарии, юнкерское училище, общежитие педагогического института и другие. Суворовцы полностью обеспечивались шинелями, гимнастёрками, фуражками, шапками-ушанками, рубахами нательными, теплыми трикотажными рубахами, свитерами, брюками, кальсонами, ботинками и многими другими вещами. Все это свидетельство заботы государства об осиротевших во время войны детях.

Органы безопасности также обратились с предложением об открытии таких училищ в составе ведомства НКВД. В связи с этим было принято сформировать два суворовских военных училища в Ташкенте и в Кутаиси (позднее переведено в Петергоф Ленинградской области) по 700 человек в каждом. В октябре 1943 года эти училища получили свой штат, а к 1 декабря были полностью укомплектованы детьми (мальчиками) с 10 до 16-ти лет включительно, учащиеся проходили санитарную обработку, медицинское освидетельствование, были сделаны необходимые прививки. По результатам проверки знаний ученики были распределены по классам. Торжественные мероприятия по случаю открытия СВУ прошли 19 декабря и были приурочены к профессиональному празднику органов безопасности. Функционировали эти училища 17 лет с 1943 по 1960 годы. За это время было произведено 29 выпусков, их окончили 2790 человек.

В своих воспоминаниях бывшие воспитанники говорят о том, что несмотря на трудности, недостаток самого необходимого у них было по-своему счастливое детство. С огромной благодарностью они отзываются о своих наставниках – педагогах и воспитателях. Выпускник Орловского суворовского училища Е.Миленин рассказывал об учителе Любови Николаевне Филатовой, праправнучке математика Магнитского, который в ХVIII веке выпусти первый учебник по математике. Любовь Николаевна не пропускала занятий с ребятами даже тогда, когда болела, а на заменах уроков других учителей решала задачи своего знаменитого предка. Вспоминает Е. Миленин и о «капитане» Муссатове, который прибыл в училище в 1947 году из Нюрнбергского процесса, где он был главным военным переводчиком и дал учащимся отличную практику разговорной речи. Многие преподаватели училищ, помимо того, что были старыми кадровыми офицерами, имели учёные степени. Так, майор Титов Тит Афанасьевич, преподаватель Орловского суворовского училища, был кандидатом наук, автором научных трудов, его изобретением – покрытием консервных банок – человечество пользуется до сих пор.

Педагогические коллективы состояли не только из учителей, но и из наставников-воспитателей. Это были старые кадровые офицеры, преподававшие учащимся пение, танцы, музыку и физическую подготовку. Со второго года обучения к программам военного обучения добавилась стрельба, конная подготовка, автодело. За военный период обучения суворовцы наравне с учащимися ремесленных училищ внесли в Фонд обороны страны большие денежные суммы на строительство самолётов «Юный суворовец».

Многих детей военного времени объединяло желание отомстить за потери близких, поруганное детство, своё сиротство. Наставничество, забота, любовь взрослых, приобретённые профессиональные навыки помогли им не озлобиться, найти себя, реализоваться в жизни, вырасти хорошими людьми.

Первые выпуски суворовских училищ приняли участие в Параде Победы в Москве 24 июня 1945 года. Уверенное превосходство Советской Армии над вероломным противником было подкреплено молодым поколением.

В борьбе государства за молодёжь работа сотрудников НКВД СССР отстаивала важный принцип бесценности каждой, пусть даже маленькой жизни. Эта работа, проводившаяся по решению советского Правительства, определила судьбу разных поколений, стала ответной благодарностью государства своему народу.