Роль военной контрразведки в освобождении Ленинграда

8:59 27 января
129
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Прорыв блокады Ленинграда начался по приказу Ставки Верховного главнокомандующего 12 января 1943 г. с наступления войск Ленинградского и Волховского фронтов во взаимодействии с Краснознамённым Балтийским флотом южнее Ладожского озера. Советские войска пробили брешь в блокаде города на Неве, но полностью освободить его от вражеской осады не удалось.

К концу 1943 г. обстановка на фронтах коренным образом изменилась, и советское командование приступило к разработке плана крупномасштабного наступления по освобождению Ленинграда «Январский гром». Оно началось 14 января 1944 г. силами Ленинградского и Волховского фронтов совместно со 2 м Прибалтийским фронтом. Остановить наступление противнику уже не удалось. Советские войска буквально «прогрызали» мощнейшие линии немецкой обороны, и 27 января 1944 г. командование Ленинградским фронтом официально объявило о снятии блокады. Немецко-фашистские части были отброшены на десятки и сотни километров от города.

Множество факторов влияло на боеготовность красноармейских частей и соединений, в том числе эффективная работа органов советской военной контрразведки, в обязанности которых входили нейтрализация шпионов и диверсантов, защита штабных секретов, работа во вражеском тылу, борьба с дезертирством, изменой Родине, антисоветской агитацией и другими негативными проявлениями в среде красноармейцев.

Обстановка в полосе действия Ленинградского фронта с первых дней войны была сложной. Противник создал здесь широкую сеть органов военной разведки и контрразведки Абвера, разведывательных отделов групп армий «Север», подразделений полиции безопасности и специального разведоргана «Цеппелин» Главного управления имперской безопасности, а также военно-полевых комендатур и сил гражданской полиции.

В задачи абверкоманд входили сбор разведывательной информации о численном составе, дислокации, вооружении, оборонительных сооружениях частей и соединений Красной армии, а также проведение диверсионной деятельности в тылу советских войск. На территории Новгородской и Ленинградской областей также действовала подошедшая из Прибалтики «Айнзатцгруппа А», которая была создана для карательных мероприятий на территории СССР. На подразделения «Цеппелина», также обосновавшиеся на этих территориях, возлагались проведение в Красной армии антисоветской и профашистской пропаганды, организация восстаний и иных акций по деморализации советских войск.

Захват противником советских территорий сопровождался массовой заброской его спецслужбами агентов на переднюю линию обороны Красной армии и в её тыл. Немецкая разведка активно вербовала военнопленных и жителей временно оккупированной части Ленинградской области.

В первые месяцы войны сотрудники особых отделов частей Ленинградского фронта и Балтийского флота регулярно нейтрализовывали вражеских шпионов и диверсантов. Однако контрразведчикам не хватало опыта работы в армии и на флоте, ведь многие из них поступили на службу в особые органы только с началом войны. Но упорство, настойчивость, сила воли помогли молодым офицерам в кратчайшие сроки освоить принципы и методы контрразведывательной работы в армейской и флотской среде.

В период боевых действий Красной армии по прорыву блокады Ленинграда отделами контрразведки «СМЕРШ» армий и Управлением контрразведки «СМЕРШ» Ленинградского фронта были усилены мероприятия по розыску вражеской агентуры. Силами войск охраны тыла и подразделений «СМЕРШ» систематически проводилось прочёсывание местности и населённых пунктов, привлекались армейские части, органы милиции и группы содействия. Постам службы воздушного наблюдения, оповещения и связи было дано указание о тщательном наблюдении (в связи с возможностью выброски противником десанта) и немедленном информировании о подобных фактах подразделения «СМЕРШ».

К началу осени 1943 г. по розыскным ориентировкам удалось выявить до 300 агентов, большинство из которых ранее проживали в Ленинграде и по указанию немцев пытались восстанавливать связи с родственниками и знакомыми в городе.

Накануне операции «Январский гром» органы военной контрразведки Ленинградского фронта задержали по подозрению в работе на немецкие спецслужбы несколько человек – работников штаба фронта, а также управлений и отделов штаба, входящих в его подчинение. Информация о шпионской деятельности почти всех задержанных подтвердилась в ходе следствия.

Так, 28 мая 1943 г. при попытке проникнуть в штаб фронта был арестован командир одной из красноармейских частей Савельев. У него обнаружили два револьвера, фиктивные документы, чистые бланки с печатями, код, более 700 рублей и личные вещи «немецкого происхождения». Следствие установило, что 20 марта 1943 г. во время боевых действий на участке 55 армии Савельев попал в немецкий плен, где дал согласие пройти обучение и впоследствии проводить шпионские и диверсионные действия в Красной армии. 23 мая он был выброшен немцами на парашюте в районе г. Череповец Вологодской области с конкретными заданиями.

По ориентировке УКР «СМЕРШ» Калининского фронта контрразведчиками Ленинградского фронта был арестован сержант 14 отдельного запасного полка связи Комаров (он же Колесников), который ещё в 1941 г. в плену был завербован спецслужбами противника и переброшен немцами в красноармейскую часть с разведывательным заданием.

На органы военной контрразведки были возложены и обязанности по информированию красноармейского командования о боевой обстановке и положении в войсках. Прежде всего, сообщалось о ходе боевых действий, состоянии боеготовности частей и соединений Красной армии и Красного флота и выполнении ими поставленных задач, настроении личного состава. Значительное место в сообщениях отводилось имевшимся недостаткам, таким как неэффективность войсковой разведки, плохая координация родов войск, неслаженность в работе штабов, проблемы с экипировкой и недопустимое бытовое обеспечение личного состава, аморальные поступки военнослужащих.

Контрразведчики не просто подсказывали командованию частей о недостатках, но и совместными усилиями искореняли их. Каждый сотрудник был полностью осведомлён о проблемах своего полка и отстаивал его интересы в штабе, на поле боя, в госпиталях, на базах и складах, на всех режимных объектах. Он добивался своевременной выдачи красноармейцам обмундирования и пищи, качественного и быстрого ремонта техники, профилактики массовых заболеваний, разбирался в личных конфликтах.

За период январского наступления 1944 г. существенными были людские потери как в войсках Ленинградского и Волховского фронтов, так и в армейских и дивизионных органах военной контрразведки. Во время тяжёлых сражений контрразведчики считали невозможным находиться в штабе и, как правило, присоединялись к бойцам на полях сражений, зачастую заменяя собой погибшего командира. Они с честью выполняли воинский и человеческий долг и проливали свою кровь наравне с красноармейцами.

Высокий профессионализм, преданность делу, героизм и мужество были присущи войсковым контрразведчикам на всех фронтах Великой Отечественной войны. Они оказали неоценимую помощь Красной армии и Красному флоту в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Вечная им память и низкий поклон – от соотечественников, от коллег, от благодарных потомков!